Новое на san-epidem.ru услуги по уничтожению борщевика в московской области

15.2. ПРОЯВЛЕНИЯ СТАРЕНИЯ

Главным признаком наступления старости является снижение способности адаптироваться к изменению среды — физической и социальной. В стабильной среде трудно отличить старый организм от молодого. Различия проявляются в ответах на действие стрессоров — температурных, пищевых, эмоциональных, социальных и др. Ответ старческого организма замедлен и не достигает той же величины, что у молодого. Другой важнейший признак наступления старости — снижение репродуктивной функции.

Опорно—двигательный аппарат и двигательные функции. Минерализация костной ткани в старческом организме уменьшается — развивается сенильный остеопороз (от лат. senilis — старческий и греч. osteon — кость и poros — отверстие) (рис. 15.3). Кости становятся более хрупкими, частота переломов возрастает. Особенно часты у старых людей возникающие при падениях переломы лучевой кости (в так называемом «типичном месте» у лучезапястного сустава) и шейки бедренной кости. Последний на долгие месяцы ограничивает физическую активность человека, что часто приводит к гипостатической

Рис. 15.3 Возрастные изменения плотности костной ткани (мг/мм3) предплечий у женщин

Значения для правого предплечья (а) постоянно выше, чем левого (б), видимо, в результате более частого упражнения правой руки у правшей, составляющих в популяции большинство.

 

 

 

(застойной) пневмонии и смерти. Возрастные изменения в обмене кальция можно задержать, разумно ограничивая потребление пищи.

В глубокой старости изменения в хрящах проявляются деформацией суставов, особенно коленных, что приводит к искривлению нижних конечностей. Усиливается искривление позвоночника с образованием выпуклости, обращенной кзади (кифоз). Нарушение нервной регуляции движений (например, при развитии болезни Паркинсона — см. ниже) в совокупности с изменениями в костной системе делают походку шаткой и неуверенной. Точные движения пальцев рук нарушаются. Появляется тремор — дрожание головы и кистей.

Кровь и внутренняя среда организма. Уже в зрелом возрасте начинается замещение костного мозга жировой и соединительной тканями. К старости количество активных клеток костного мозга уменьшается вдвое. Ослабление эритропоэза проявляется снижением количества ретикулоцитов в периферической крови. Снижаются также количество эритроцитов, содержание в них гемоглобина и АТФ. Часто наблюдается дефицит факторов кроветворения:

витамина B12 (кобаламина), фолиевой кислоты и железа. Лейкопоэз с возрастом изменяется меньше, чем эритропоэз. Частичная инволюция лимфоидной ткани заметна в миндалинах, селезенке, лимфатических узлах. Общее содержание белков в плазме крови остается почти неизменным, но нарушается баланс между альбуминами (их количество снижается) и глобулинами (растет), что проявляется увеличением скорости оседания эритроцитов (СОЭ).

 Активность свертывающей системы крови с возрастом увеличивается (растет содержание фибриногена и фактора VIII). Только отчасти это компенсируется активацией противосвертывающей системы — снижением количества тромбоцитов и ростом содержания гепарина. Соответственно возрастает вероятность тромбозов, эмболии и ишемических инсультов.

Иммунная система. Согласно одной из теорий, старение — это комплекс генетически запрограммированных, осуществляемых через посредство гипоталамуса изменений в иммунной системе. Наиболее заметные сдвиги происходят в реакции гиперчувствительности замедленного типа, резистентности к опухолевым клеткам, вирусам и простейшим. Все это повышает риск возникновения злокачественных опухолей, инфекционных, аутоиммунных и других заболеваний. Психическое напряжение и особенно депрессия также сопровождаются ослаблением иммунитета.

В большей степени страдает клеточный иммунитет. Снижается эффективность деятельности иммунных клеток, но не общее число лимфоцитов, гранулоцитов или фагоцитирующая функция нейтрофилов. Т—клетки — наиболее

Рис. 15.4 Возрастные изменения физической работоспособности

А — максимальная частота сердечных сокращений (ударов/мин); Б — максимальное потребление кислорода (л/мин) при выполнении пробы на велоэргометре. Двое мужчин регулярно выполняли эту пробу на протяжении 40—50 лет.

Рис. 15.5 Возрастное снижение сердечного индекса (а), физической работоспособности (б) и аккомодационной способности глаз (в) человека, в процентах от исходного уровня

 

чувствительный к старению компонент иммунной системы. Ослабление их функции происходит параллельно инволюции вилочковой железы (тимуса). Секреция гормонов тимуса, необходимых для созревания Т— и В—лимфоцитов, начинает снижаться уже с третьего десятилетия жизни. В 50 лет тимус имеет массу менее 15% от таковой в раннем взрослом периоде. Повышается активность естественных киллеров.

Гуморальный иммунитет с возрастом меняется меньше, чем клеточный, и В—клетки функционируют относительно нормально. Некоторые изменения в них, возможно, вызваны нарушением функции Т—хелперов. Снижается содержание иммуноглобулинов классов А и G. Уменьшен ответ антителообразования на новые антигены, но не на повторное проникновение их в организм. Ослабление системы иммунного надзора приводит к увеличению концентраций циркулирующих в крови аутоантител и комплексов «антиген—антитело». Эти сдвиги коррелируют с повышением смертности.

Сердечно—сосудистая система. В сердце мышечные волокна частично замещаются соединительной тканью, вблизи клеточных ядер откладывается специфический бурый пигмент — маркёр старости — липофусцин. Клетки проводящей системы сердца частично замещаются коллагеном, что приводит к нарушению передачи возбуждения. Возникновение эктопических очагов возбуждения нарушает сердечный ритм. Склероз коронарных (венечных) сосудов сердца снижает кровоснабжение миокарда, что при выполнении физических нагрузок проявляется снижением максимальной частоты сердечных сокращений (рис. 15.4), ударного (систолического) объема и сердечного выброса (минутного объема кровообращения, или дебита сердца), а также сердечного индекса (рис. 15.5). Восстановление сердечного ритма после физических нагрузок происходит медленнее, чем в молодом возрасте.

В стенке артерий эластические волокна и гладкие мышцы частично

Рис. 15.6 Систолическое (верхние кривые) и диастолическое (нижние кривые) кровяное давление (мм pm.cm.) у мужчин (А) и женщин (Б) различного возраста

замещаются коллагеном, что проявляется снижением упругости сосудистой стенки. Проницаемость капилляров также падает. Ослабляются рефлексы, регулирующие просвет сосудов. Растет общее периферическое сопротивление сосудистой системы и артериальное давление (рис. 15.6). Однако феномен гипертензии пожилого возраста нельзя полностью обьяснить только снижением эластичности сосудов: подобные изменения сосудов происходят у всех людей, но гипертонической болезнью страдает лишь 2/3 пожилых.

Формирование атеросклеротических бляшек (очаговых утолщений внутренней оболочки артерий) способствует тромбозу с особенно тяжелыми последствиями в случае поражения сосудов сердца и головного мозга. Скорость развития атеросклероза определяется взаимодействием генетических факторов, питания и физической активности человека.

Система органов дыхания. Остеохондроз грудной клетки ограничивает ее экскурсии. Масса легких не уменьшается (рис. 15.7), но уменьшение числа эластических волокон снижает растяжимость и упругость легочной ткани. Скопление слизи в бронхах и ухудшение ее выведения увеличивает сопротивление дыхательных путей потоку воздуха. Альвеолы расширяются, часть перегородок между ними исчезает. Перечисленные изменения уменьшают вентиляцию альвеол и жизненную емкость легких. Функциональная остаточная емкость легких и объем мертвого пространства увеличиваются. Снижается число легочных капилляров. Это проявляется учащением дыхания в покое, снижением максимального минутного объема дыхания при физических нагрузках и, соответственно, величины переносимых нагрузок (см. рис. 15.4, 15.5).

Питание, пищеварение и обмен веществ. В старческом возрасте в результате стирания и выпадения зубов нарушается процесс жевания, что отражается на полноте переваривания некоторых компонентов пищи и приводит к отказу от потребления необходимых организму продуктов, требующих пережевывания, например, сырых овощей. Нарушение слюноотделения проявляется ощущением сухости во рту и затруднением проглатывания пищевого комка. I В эпителии пищевода происходят атрофические изменения. Нарушается его перистальтика и процесс проталкивания пищи в желудок. Тонус кардиального сфинктера снижается, что приводит к желудочно—пищеводному рефлюксу (забросу желудочного содержимого обратно в пищевод) и сопровождается неприятными ощущениями.

Слизистая оболочка желудка постепенно атрофируется. Его моторная и секреторная функции ослабляются, в частности, уже в зрелом возрасте снижается секреция соляной кислоты.

Атрофические изменения происходят и в поджелудочной железе (см. рис. 15.7). Снижается активность панкреатического сока — протеолитическая, липолитическая и амилолитическая.

Масса печени (см. рис. 15.7) и величина кровотока в ней уменьшаются. Интенсивность синтеза белков в печени и содержание их в плазме крови снижаются. Это увеличивает риск возникновения отеков. Активность печеночных ферментов падает, что проявляется более медленным расщеплением и выведением из организма лекарственных веществ. В жёлчном пузыре из—за снижения его тонуса происходит застой жёлчи, что часто сопровождается образованием конкрементов (камней).

Рис. 15.7 Изменение массы органов (г) в зависимости от возраста человека

а — печень, б — головной мозг, в — легкие, г — почки, д — селезенка, е — поджелудочная железа.

 

Тонус стенки тонкой кишки с возрастом уменьшается, ее длина возрастает. Количество микроворсинок и интенсивность пристеночного пищеварения падают. Регенерация слизистой оболочки кишки замедляется. Снижается всасывание некоторых пищевых веществ, в том числе водорастворимых витаминов. Задержка пищи компенсирует снижение интенсивности пищеварительных процессов.

В толстой кишке также происходит ослабление моторной функции и ее рефлекторной регуляции, что приводит к длительным запорам. Их развитию противодействуют грубая пища и физическая активность. В глубокой старости развиваются недостаточность сфинктеров с соответствующими последствиями.

Менее эффективная утилизация жиров приводит к увеличению доли липидов в организме. Усиливается свободнорадикальное окисление липидов. Уровень холестерина и липопротеидов низкой и очень низкой плотности в плазме крови растет, соответственно снижается доля липопротеидов высокой плотности. Все это значительно увеличивает вероятность образования атеросклеротических бляшек. Снижение эффективности эндокринной части поджелудочной железы затрудняет утилизацию глюкозы и увеличивает риск развития сахарного диабета.

Обмен энергии и терморегуляция. Старение снижает эффективность всей системы терморегуляции. Оценка температуры внешней среды и собственного тела становится менее точной, замедляется и ослабевает ответ теплопродукции (сократительного термогенеза) и теплоотдачи (потоотделения и реакции перераспределения кровотока) на изменение температуры окружающей среды. Снижается величина основного обмена (примерно на 20%), физическая активность и средняя температура тела (иногда бывает ниже 35 °С). Субъективно пожилые люди хуже переносят снижение температуры окружающей среды, чем ее повышение.

Выделение. По мере старения организма уменьшаются: масса почек (см. рис. 15.7), число нефронов (примерно на 1/3), почечный кровоток, скорость клубочковой фильтрации, концентрационная способность и клиренс многих веществ, в том числе лекарственных.

У мужчин после 60 лет нередко развивается аденома (доброкачественная опухоль) предстательной железы (простаты), которая постепенно сдавливает мочеиспускательный канал и препятствует выведению мочи, вынуждая больного подвергнуться хирургической операции.

Стенки мочевыводящих путей теряют эластичность, емкость их возрастает, соответственно растет вероятность рефлюкса мочи и восходящего распространения инфекции. Снижение растяжимости мочевого пузыря приводит к тому, что позывы к мочеиспусканию учащаются. Регуляция сфинктеров ослабевает, что проявляется частичным недержанием мочи.

Кожа. В коже происходят облитерация (заращение) артериол и дилатация вен. Количество анастомозов растет за счет снижения числа активных капилляров. Кровоснабжение кожи ухудшается. В сочетании с пролиферацией эпителия это делает кожу сухой, морщинистой и дряблой. Снижение эластичности и бактерицидных свойств кожи увеличивает вероятность ее травмирования. На участках, открытых солнцу, развиваются клоны мутантных клеток, вызывающие появление пигментных пятен. Волосы редеют, теряют пигмент (седеют) и выпадают. Ногти растут медленнее, утолщаются и становятся ломкими.

Репродукция. После 50 лет сперматогенез ослабевает, концентрация тестостерона в крови снижается. Главные возрастные изменения происходят непосредственно в яичках, но у многих пожилых мужчин обнаруживаются нарушения и в гипоталамо—гипофизарной регуляции половых желез.

Способность к оплодотворению (подвижность сперматозоидов) теряется значительно раньше, чем способность произвести половой акт. Перерывы между половыми актами становятся дольше, хотя у некоторых индивидов угасание половой функции происходит удивительно поздно. Главная причина импотенции пожилых — атеросклероз артерий и изменения в венозной системе половых органов. Психогенные нарушения у них редко становятся главной причиной снижения потенции, но часто присоединяются в качестве вторичного фактора. В последние годы созданы медикаменты, поддерживающие потенцию и в пожилом возрасте, например виагра. Снижение уровня тестостерона не приводит к изменениям внешности и психики, подобным тем, которые отмечаются при раннем нарушении функции мужских половых желез (евнухоидизме).

У женщин в возрасте около 50 лет происходит климакс: менструации становятся слабыми и нерегулярными, затем исчезают вовсе, овуляции прекращаются, желтое тело не образуется, концентрации эстрогенов и прогестерона падают. Развивается атрофия вульвы, влагалища и уретры, часто возникают доброкачественные опухоли (миомы) матки. Климакс сопровождается нестабильностью сосудистого тонуса («приливы»), потливостью, неустойчивостью настроения, раздражительностью, иногда преходящей депрессией. Эти явления могут длиться в течение нескольких лет до и после последней менструации. На седьмом десятилетии жизни происходит инволюция матки.

Эндокринная система. Процесс старения сопровождается многочисленными нарушениями функций эндокринной системы. Часто трудно определить, что является причиной этих нарушений — собственно старость или нераспознанные болезни, ее сопровождающие.

У старых животных концентрации большинства гормонов снижены, что прослеживается на всех уровнях эндокринной системы: рилизинг—факторов гипоталамуса, тропных и эффекторных гормонов. Еще более разница между молодым и старым организмами заметна при сравнении не базальных уровней секреции, а реакций эндокринных желез на внешнее воздействие. Так, гипофиз старых крыс отвечает на действие рилизинг—факторов гипоталамуса (либеринов) секрецией меньшего количества тройных гормонов. Чувствительность желез—мишеней к тропным гормонам также ослабевает. Подобные изменения прослежены в гипоталамо—гипофизарно—надпочечниковой и гипоталамо—гипофизарно—тиреоидной системах.

Искусственно восполняя недостающие в гипофизе старых крыс вещества, можно задержать или обратить вспять ослабление репродуктивной функции, развитие опухолей и инволюцию вилочковой железы (тимуса).

Еще одна причина ослабления эндокринной регуляции — возрастные изменения структуры гормонов и, соответственно, их активности. Так, по мере старения меняется молекулярная масса и снижается активность тиреотропина (ТТГ). Возрастные изменения происходят и на рецепторном уровне — снижается способность клеток—мишеней отвечать на воздействие гормонов. Следующий уровень возрастных изменений — пострецепторный механизм вторичных посредников: например, меняется ответ мобилизации кальция на действие гормонов и нейротрансмиттеров. Искусственным введением кальция в клетку в некоторых случаях удается предотвратить снижение ее ответа на гормоны. Возможно, это подсказывает новую стратегию терапии. Происходят изменения и в связывании кальция в клетке.

По мере старения организма всасывание кальция в кишке и реабсорбция фосфора в почках снижаются. В ответ растет секреция паратирина (паратгормона) и уменьшается содержание (витамин D)—гормона (1,25—дигидроксикальциферола). Резорбция кальция из костной ткани усиливается. В результате уровень кальция в крови остается неизменным. Эффективность регуляции обмена кальция падает: ослабляется чувствительность стенки кишки к (витамин D)—гормону, паращитовидных желез — к концентрации кальция в крови, почек — к паратирину (снижается количество паратириновых рецепторов).

В старости усиливается образование катехоламинов в симпатической части автономной нервной системы. С другой стороны, ослабляются эффекты, передаваемые воздействием катехоламинов на адренорецепторы. Все это суживает диапазон возможных ответов на экстремальные воздействия внешней среды. Возможно, дополнительные количества катехоламинов нужны для лучшей утилизации нутриентов: действуя на адипоциты, катехоламины усиливают липолиз. Через (β—адренорецепторы печени они активируют и гликогенолиз.

В старости происходят изменения в регуляции обмена глюкозы. Количество β—клеток в поджелудочной железе уменьшается. В ответ на рост концентрации глюкозы они высвобождают в кровь меньшее количество инсулина. Обратная связь, подавляющая выброс глюкозы печенью (при повышений ее концентрации в крови), действует медленнее. Активность инсулина падает, соответственно, нарушается поглощение глюкозы мышцами. Результатом этих изменений является снижение толерантности к глюкозе, а иногда и развитие сахарного диабета.

По мере старения ослабляется стероидогенез. Главная причина этого—недостаток в надпочечниках субстрата для него. При этом эфиры холестерина присутствуют в клетках коры надпочечников, но запасенный холестерин не расщепляется в достаточной степени или не транспортируется ближе к митохондриям, где его утилизация должна начаться отсечением боковых ветвей. В ответ растет активность энзимов, отсекающих эти цепи.

Сенсорные системы. Изменения липидов роговицы приводят к появлению у ее края помутнения (старческой дуги). Эластичность хрусталика снижается, что ограничивает диапазон аккомодации: после 55 лет он составляет менее 2 дптр — старческая дальнозоркость (пресбиопия) (см. рис. 15.5). Прозрачность хрусталика снижается, иногда он мутнеет (катаракта). Прозрачность стекловидного тела также снижается. Закупорка венозного синуса склеры (шлеммова канала) нарушает циркуляцию влаги. Дистрофия сетчатки снижает остроту зрения вдаль:

после 80 лет — до 0,6, после 85 — до 0,3. Слабеют световая, цветовая и контрастная чувствительность. К этим изменениям могут добавляться глаукома (повышение внутриглазного давления) и атрофия зрительного нерва.

Способность воспринимать и обрабатывать слуховую информацию также снижается. Растет жесткость базилярной мембраны улитки, атрофируется спиральный орган, дегенерирует сосудистая полоска, отмирает часть нейронов спирального ганглия. Атрофия волокон слухового нерва меняет его частотные характеристики. Атрофические изменения происходят и в продолговатом мозгу, и в нейронах слуховой зоны коры больших полушарий. В результате снижается восприятие высоких частот (выше 2 кГц) — старческая тугоухость (пресбиакузис) (рис. 15.8) и затрудняется понимание речи. Изменения в звукопроводящей системе (остеопороз слуховых косточек и атрофия суставов между ними — отосклероз) имеют меньшее значение.

Рис. 15.8 Возрастные изменения уровня слышимости (дБ) звуков различных частот. Справа — возраст (лет)

 

Снижается число вкусовых луковиц, особенно в передней части языка, что приводит к ослаблению ощущений: сначала — сладкого, потом — кислого и горького. Образование слюны уменьшается. В далеко зашедших случаях вкусовая чувствительность утрачивается настолько, что пища теряет вкус, аппетит пропадает, процесс питания нарушается.

Атрофия слизистой оболочки полости носа и дегенерация обонятельных нейронов ослабляют восприятие запахов.

Снижаются и все прочие виды чувствительности: болевая, температурная, тактильная, вибрационная и соматическая. В очень глубокой старости в коже отмечается уменьшение числа телец Пачини и Мейсснера.

Центральная нервная система и психические функции. Большая часть изменений в мозгу происходит между 50 и 60 годами, но некоторые заметны только после 70. Масса мозга (см. рис. 15.7) и количество нейронов в мозгу к старости снижается. Атрофия части нейронов происходит в коре больших полушарий и в базальных ядрах. Наиболее выражен этот процесс в черном веществе и голубоватом пятне: потеря может составить 30—40% нейронов, что проявляется шаткостью походки и нарушением точности движений. При болезни Паркинсона здесь теряется до 70% клеток, и это приводит к резкому нарушению двигательных функций, в том числе к появлению тремора головы и конечностей. В гиппокампе — части лимбической системы, ответственной за

Рис. 15.9  Гибель одних нейронов мозга отчасти компенсируется удлинением дендритов других. После 80 лет длина дендритов вновь уменьшается

Представлены нейроны гиппокампа здоровых людей в возрасте 50—60 (I), 70—80 (II) и после 90 лет (Ш), а также при болезни Альцгеймера (IV).

 

обучение, память и эмоции, — за вторую половину жизни утрачивается 20% нейронов. В гипоталамусе, мозжечке, стволовых структурах и спинном мозгу количество нервных клеток меняется незначительно. Если же в гипоталамусе — высшем центре автономной (вегетативной) регуляции — происходят существенные изменения, они могут проявиться в виде коронарной недостаточности, гипертензии, сахарного диабета и других патологических процессов.

Потери нейронов в некоторых областях мозга, возможно, отчасти компенсируются увеличением количества связей между оставшимися клетками. В гиппокампе людей в возрасте от 40—50 до 70 лет обнаружено удлинение дендритов (рис. 15.9). Число астроцитов (способных выделять факторы роста нейронов и их отростков) в это время также увеличивается. После 80 лет дендриты вновь укорачиваются. Возрастные изменения в липидах миелина приводят к истончению миелиновой оболочки, что проявляется в изменении скорости и эффективности проведения нервных импульсов. Концентрация медиаторов синаптической передачи (нейротрансмиттеров) и скорость самой передачи снижаются. Значительный дефицит дофамина в мозгу — один из главных компонентов патогенеза болезни Паркинсона.

На молекулярном уровне в стареющем мозге отмечены изменения, послужившие основой для теорий старения (см. рис. 15.9): замедление фосфорилирования макромолекул, метилирования ДНК и гистонов, а также замедление репарации поврежденных молекул ДНК. В опытах на грызунах активацией антиоксидантной системы удавалось снизить в мозгу уровень окисленных белков, восстановить (до уровня молодых) активность некоторых ключевых ферментов и способность животных проходить успешно лабиринт.

Электроэнцефалография стареющего мозга показывает увеличение доли низкочастотных колебаний.

Различные рефлексы у пожилых людей ослаблены, их пороги повышены, латентный период удлинен. При заболеваниях нервной системы, а в глубокой старости и у здоровых людей, могут проявляться патологические рефлексы (автоматизмы и др.). У животных по мере старения нарушается способность к образованию условных рефлексов: снижаются сила, уравновешенность и подвижность нервных процессов.

В старости ухудшаются все три основных процесса памяти: запоминание, хранение и воспроизведение информации. Больше страдает кратковременная память. В связи с этим способность к обучению снижается. В качестве компенсации человек вместо механического запоминания больше использует логическое. Приобретенный опыт во многом компенсирует снижение логических способностей. Некоторые же люди сохраняют в старости способность к запоминанию и обучению почти полностью. Если они затрудняются быстро вспомнить место или время прошлых событий, то через несколько часов делают это. В отсутствие спешки пожилые способны выполнять тесты на умственную деятельность (кроме самых сложных, например, математических) так же хорошо, как и молодые. Нарушения умственной деятельности может не происходить до глубокой старости. Некоторые ученые продуктивно работали и после 80 лет.

Общая продолжительность сна и доля в нем парадоксального сна снижаются. Человек чаще просыпается. Недостаточность ночного сна он стремится возместить сном дневным.

Темперамент (тип высшей нервной деятельности) с возрастом остается прежним, но характер меняется. Усиливаются обидчивость, тревожность и эгоцентризм. Ипохондричность пожилых людей часто проявляется в повышенной склонности к приему различных лекарств и в потребности подробно обсуждать состояние своего здоровья. Ухудшение здоровья усиливает депрессию и вызывает появление суицидных настроений. Главное проявление старческой психики — снижение способности к адаптации в меняющихся социальных условиях. В качестве средства защиты старые люди часто стараются отдалиться от мира, обьясняя это тем, что они не одобряют новых порядков по моральным соображениям.

Для поддержания интеллектуальных способностей особенно важна сохранность мозгового кровотока. Кровоснабжение мозга у здоровых людей с возрастом не снижается. Различные заболевания, появляющиеся главным образом в пожилом и старческом возрасте (например, атеросклероз), могут приводить к локальному нарушению кровотока в одной из областей мозга, что влечет за собой гибель многих нейронов. Стойкое сужение сосуда вызывает ишемический инсульт. Разрыв сосуда и кровоизлияние в ткань мозга приводят к геморрагическому инсульту.

Когда на нормальный процесс старения наслаиваются результаты болезней Альцгеймера, Паркинсона и множественных инсультов, наступает состояние старческой деменции (слабоумия). Этим страдают 5% людей в возрасте от 65 до 75 лет. В следующем десятилетии жизни число больных возрастает уже до 20%. После 85 лет, по некоторым данным, только половина людей сохраняет здравый ум. Человек теряет способность считать, читать и писать. Его эмоции и память на недавние события слабеют. Речь становится бессвязной.

Часто причиной старческого слабоумия является болезнь Альцгеймера. В 21—й хромосоме пожилого человека мутирует ген, кодирующий предшественник β—амилоидного белка. Мутантная форма ускоряет отложение β—амилоида в межклеточном пространстве и в сосудах мозга. В гиппокампе и других важных для процессов обучения структурах цитоплазма нейронов заполняется пучками спиральных белковых филаментов — нейрофибриллярными клубками. Изменения цитоскелета мешают передаче нервных импульсов. В интерстиции гиппокампа появляются старческие бляшки — агрегаты β—амилоидных белков.  Накопление β—амилоидных белков изолирует лимбическую систему и ассоциативные зоны коры от остального мозга, что приводит к ухудшению памяти, абстрактного мышления и речи. Развитие болезни Альцгеймера также связывают с возрастными изменениями в гипоталамо—гипофизарно—адреналовой системе. В частности у таких больных отмечены изменения в нейронах, содержащих кортикотропин—рилизинг фактор. Сенсорные, двигательные и гомеостатические функции организма при этой болезни долгое время регулируются не менее эффективно, чем в здоровом организме. Однако в далеко зашедших, случаях могут наступить судороги и смерть.                               

Многие факты относительно β—амилоидных белков еще ждут своего объяснения. Непонятно, почему эти белки, долгие годы присутствуя в мозгу, остаются инертными и только в старости повреждают нейроны. Возможно, (β—амилоидные белки способствуют образованию в мозгу каких—то других веществ, способных нарушать работу нейронов. Возможно, они делают нейроны и глию более восприимчивыми к воздействию других повреждающих факторов. β—амилоидные белки обнаруживаются только в головном мозгу, тогда как их предшественник может синтезироваться и вне мозга. В одних областях (например, в гиппокампе) они откладываются в больших количествах, а в мозжечке—в очень малых (или не откладываются вовсе). Пока не удалось ответить на вопрос, препятствует ли высокая умственная активность образованию и отложению в мозгу β—амилоидных белков.

Частичная деструкция богатых липидами наружных мембран нейронов приводит к образованию особого липопротеида — липофусцина, который в виде гранул откладывается в цитоплазме нейронов. Образованию липофусцина способствует дефицит токоферола (витамина Е). Неясно, нарушают ли гранулы липофусцина функции нейронов или они просто маркеры долгожительства.